Цукими – любование Луной

Цукими (月見) — дословно «созерцание Луны / любование Луной», также называется Дзюгоя (十五夜) — относится к японским фестивалям чествования осенней Луны.
С давних времен японцы изображали восьмой солнечный месяц (соответственно сентябрь по Григорианскому календарю) как лучшее время для любования Луной, поскольку благодаря относительному положению Земли, Солнца и Луны последняя сияла особенно ярко.

Празднуется полнолуние и почитается новая растущая Луна, и эти дни обычно приходятся на сентябрь и октябрь по современному солнечному календарю. В Японии посвященные Луне фестивали имеют долгую историю. Во время периода Хэйан члены аристократического класса проводили Цукими на лодках, чтобы разглядеть отражение Луны на поверхности воды. Элементом таких торжеств также было составление стихов танка.

Сейчас чествование Луны настолько популярно в Японии, что некоторые люди не прекращают праздновать его по несколько вечеров подряд. К традициям Цукими относятся украшение домов колосками сусуки (японского мисканта) и угощение рисовыми клецками, которые называются цукими-данго. В дары Луне также преподносят сезонные продукты. Полной сентябрьской Луне предлагают сладкую картошку, а растущему Месяцу октября — бобы или орехи.

В японском языке присутствуют специфические термины для обозначения таких случаев, когда в традиционный вечер середины месяца Луны не видно: это, например, Мугецу (無月, «безлунье») и Угецу (雨月, «дождь-Луна»). Даже когда Луны не бывает видно, Цукими все равно празднуется (с Википедии).

На фото: гейши старого Токио готовятся к Цукими.
источник фото

Нивака одори в Ёсивара

Представления танцев (одори) Нивака считаются одним из самых интересных событий в жизни квартала Ёсивара (Токио). Они состоят из драматической части, представляемой профессиональными буффонами (хокан), вокальной, исполняемой гейшами квартала, и проводились в августе-сентябре каждого года.
Исполнители этих комических танцев обходили все чайные дома, в каждом устраивая свое представление, и, говорят, делали они это в благодарность за покровительство труппе со стороны чайных домов и домов свиданий. Эти дома в первую очередь несли все расходы, связанные с организацией представлений.

Утагава Хиросиге, 1840

На время Нивака одори по обеим сторонам главной улицы Накано-тё устанавливались деревянные ограждения, а перед каждым чайным домом вывешивались зажженные фонари в форме асагао (цветок вьюнка) с названиями этих домов.
С наружной стороны врат Ёсивара – Омон вывешивалось два очень больших фонаря с надписью Волшебное Представление (全盛遊). Организация подобных представлений требовала определенных усилий и, кроме того, разрешения полицейских властей. После получения официальной санкции начинались приготовления. При этом хоканы и гейши обращались в контору распорядителя, где тянули жребий на участие в первых пятнадцати днях представлений или вторых пятнадцати днях.

Представления танца львов и песен кияри ограничивались первой половиной месяца. Все принимавшие в них участие гейши были в возрасте и весьма опытны в своем ремесле. Молодые гейши в этой ситуации традиционно уступали дорогу старшим. Как только с помощью жребия устанавливался порядок выступлений, дюжина женщин организовывалась в труппу и песни кияри звучали с утра до вечера. Исполнители драматической части представления также непрерывно занимались в течение десяти дней под руководством наставников.

На период репетиций исполнители договаривались между собой не откликаться ни на какие приглашения со стороны гостей, и это правило никогда не нарушалось. Также в период репетиций, если мы можем позволить себе упомянуть гастрономическую деталь, исполнители традиционно каждый день завтракали унаги-но домбуримэси (вареный рис с кусочками жареного угря в глубокой чашке).

В первый день представлений нивака из кайсё (контора) направлялись люди с барабаном, которые передвигаясь то в одну, то в другую сторону по Накано-тё, ударами в него возвещали о начале действа. Если же погода случалась дождливой и дороги становились грязными и непроходимыми, представление отменялось, и тогда в барабан не били и не вывешивали фонарей на Омон (Главные ворота).