Матушка окасан

Первым шагом для молодой девушки, решившей стать гейшей, будет поступление в “дом гейш” окия (если конечно, она уже не родилась в одном из них). Некоторые окия носят формальный статус гостиницы и даже могут иметь соответствующую вывеску, но это только номинально.
Никаких гостей со стороны в окия никогда не принимают, а любой остающийся на ночь посетитель должен быть как минимум личным знакомым хозяйки. Чаще всего окия с улицы выглядят как обычный жилой дом с неприметным входом.

Каждая майко и каждая гейша обязательно принадлежит к какому-либо окия. Эти узы принадлежности сохраняются всю жизнь, и они так же прочны, как семейные. Собственно, взаимоотношения внутри окия абсолютно тождественны отношениям в семье, только жестче.
Окия содержат женщины, которых называют “окасан”, что значит “мать”. Окасан – это, как правило, бывшие гейши, которые смогли приобрести определенный статус и признание в «мире цветка и ивы», а также скопить сумму денег, достаточную для покупки собственного окия. Иногда управление окия может перейти по наследству от окасан к ее дочери или даже к одной из гейш, принадлежащих этому окия в течение очень долгого времени, если других наследников не окажется.

На фото: семья из Нишимура окия. В зеленом кимоно — окасан.
floating-flowers.tumblr.com

Для тех гейш, кто действительно не мыслит себя вне мира «цветка и ивы», стать окасан или хозяйкой очая (чайного домика) – это вершина карьеры. Практически каждая из них втайне мечтает, что когда-нибудь она сама сможет стать хозяйкой пусть маленького, но своего дела.
Вся жизнь девушки, живущей в окия, тесно связана с этим домом, а те, кто к нему принадлежит, являются ее семьей.

Окасан – глава этого семейства. Она контролирует все доходы-расходы, оплачивает обучение, кимоно и прочие расходы майко, устраивает дебюты окончившим обучение, организует работу практикующих гейш, заводит важные связи с клиентами, поддерживает нужные социальные контакты и вообще полностью управляет жизнью всего дома. Пока майко находится в обучении, все ее расходы будет оплачивать окия, к которому она принадлежит.
При этом никакой благотворительности: все затраты на кимоно, услуги парикмахера, уроки музыки и танцев и все прочие расходы аккуратно фиксируются, и к тому моменту, когда майко сможет работать самостоятельно, ее долг перед своим окия обычно исчисляется сумасшедшей суммой со многими нулями.

Начав зарабатывать, гейша начинает оплачивать и свои долги, и процесс покрытия этих долгов занимает обычно не год и не два. Только полностью рассчитавшись с долгами, гейша может начать жить вне окия и работать самостоятельно, если конечно захочет. До этого момента она будет продолжать жить в окия и отчислять часть своих доходов на содержание дома, прислуги и тех, кто не работает – молодых майко и гейш-пенсионерок. Но даже если гейша смогла полностью оплатить свои долги и решила жить самостоятельно, принадлежности к родному окия она не потеряет. В каждом окия могут постоянно жить до 10-15 гейш, а может не жить ни одной, если например, все гейши этого дома уже расплатились с долгами и живут сами по себе, а новых учениц в окия нет (с) maria-querrida