Мужчины-гейши

При употреблении термина гейша у многих людей сразу возникает ассоциация с прекрасной девушкой в белом гриме. В руках она держит изящный сямисен (традиционный японский музыкальный инструмент наподобие европейской лютни), под звуки которого поет завораживающую слух песню. Советский журналист В.В. Овчинников в своей книге привел очень интересную цитату, которая характеризует гейш: «Гейши – самые образованные женщины в Японии. Остроумные, превосходно знающие свою литературу, веселые и находчивые, они расточат перед вами все свое очарование. С классическим искусством гейша пропоет вам и продекламирует лучшие стихотворения и отрывки из лучших драматических произведений. И все время непринужденно веселая, остроумная и кокетливая, она не потеряет своего женского достоинства».

Именно такой образ укоренился в сознании большинства, поэтому порой может казаться, что гейши всегда существовали в культуре Японии. Но появились они лишь в эпоху Токугава (1603-1868). В это время Япония после феодальной раздробленности и бесконечных войн периода Сэнгоку (1467-1603) была, наконец, объединена под властью сёгуна из дома Токугава в единую страну. На два с половиной века установились мир и процветание. Именно тогда начинают расти города, а вместе с ними увеличивается состояние купцов и ремесленников. Городскому сословию была малопонятна самурайская культура, ее сложность и утонченность. Оно хотело развлечений попроще и попонятнее. Поэтому в крупных городах стали появляться «кварталы удовольствий», самым известным из которых был Ёсивара. В таких кварталах, помимо куртизанок, обитало огромное количество «людей искусства»: актеров, шутов, акробатов, поэтов, музыкантов и т.п. Все они были важной особенностью этих очагов городской культуры, и их число стремительно росло год от года. Именно в этой среде появились гейши.

Эти профессиональные развлекатели были прекрасными мастерами своего дела. Они пели песни, вели чайную церемонию, играли на музыкальных инструментах, развлекали светской беседой. Устроить шумную одзасики (вечеринку с саке) с гейшами считалось и до сих пор считается верхом престижа, поэтому состоятельные горожане и даже некоторые самураи, которые тайком проникали в кварталы удовольствий, мечтали завести с гейшами близкие знакомства. Гейши женского пола пользовались особой популярностью, поэтому в массовом сознании закрепилась прочная ассоциация термина «гейша» с женщинами. Как известно, слово «гейша» состоит из двух иероглифов «гей» и «ся» (芸者), переводится как «человек искусства». Традиционно сложилось, что в наше время это слово относится только к женщинам – онна-гейшам (女芸者), хотя раньше под ним понимались и мужчины. И если мы подробно рассмотрим историю происхождения этого феномена, то увидим, что первыми гейшами были именно мужчины.

Современный хокан Тайкомоти Араи

У гейш-мужчин существует большое количество названий. Одни из них синонимичны, другие отражают некоторые профессиональные различия. Самое общее, пожалуй, отоко-гейша (男芸者). Его смысл очевиден: мужчина-гейша. Иногда к ним применялся термин хокан (幇間). Он эквивалентен слову «шут». В средние века огромное количество шутов и различных увеселителей находились на содержании у феодалов. С развитием городов в эпоху Токугава эти люди уходили туда за поиском лучшей доли; впоследствии многие из них стали отоко-гейшами. Иногда гейш-мужчин называли ками. Происхождение этого названия связано с человеком по имени Камию Дзесичи – парикмахером, умело танцевавшем «танец голодного духа» гаки-маи (餓鬼舞). Этого парикмахера стали называть ками и записывать его имя иероглифом «волосы» (髪), со временем превратившимся в другой – кандзи (японское самоназвание иероглифов) – с таким же чтением, переводящийся как «бог» ( 神). Как видно, происходила забавная игра слов.

В первой половине XIX в. отоко-гейши уже разделились на два класса: дзамоти (座皷持) и тайкомоти (大皷持). Дзамоти отлично разбирались в тонкостях этикета: умели возжигать благовония, вели чайную церемонию, владели искусством икебаны и играли на большинстве известных в то время музыкальных инструментов. Их приглашали для развлечения знати, уважаемых людей и богатых купцов. Многие дзамоти поддерживали связь с поэтами и писателями. Даже в повседневной жизни эти люди носили праздничные одежды. Посещая своих клиентов, дзамоти брал с собой меленький деревянный меч ками-ирэ-домэ и сумму не менее 25 ре, которая была предварительной оплатой от клиентов за его услуги. В то время было не принято брать деньги на месте выступления.

Второй класс назывался тайкомоти (大皷持), что переводится как «носящий барабан». Во многих научных изданиях данный термин является синонимом к отоко-гейша. В более узком значении тайкомоти класс менее профессиональных развлекателей, чем дзамоти. Существует несколько версий происхождения этого термина. Первая приводится в «Добогоэн» — одном из ранних путеводителей по кварталу удовольствий. Это маленькая забавная история про мастера игры на барабанах и его учеников: «Во времена Ода Нобунага в городе Киото жил человек по имени Дзиге Ияземон. Он был мастером игры на барабанах. Когда Ияземон выступал перед публикой, то садился на барабаноподобную бочку и стучал в барабан, который держал в руках один из его учеников. Среди них был парень по имени Идаё, хорошо освоивший барабанное искусство и являвшийся любимчиком своего учителя Ияземона. Чтобы пригласить мастера Дзиге к себе, организаторы отправляли просьбы через его фаворита – Идаё.
По этой причине другие ученики невзлюбили Идаё за излишнюю услужливость мастеру и придумали ему прозвище тайкомоти, что означало носящий барабан».

Вторая версия приводится в путеводителе по кварталам удовольствий «Сикидо Окагами». Автор называет беззаботные гулянки в кварталах удовольствий дон-тян-саваги, где саваги – веселье, дон – звук барабана-тайко, а тян – звон колокольчика (произносится так же, как слово «деньги»). Смысл шутки в том, что в веселье участвуют две стороны: одна – богатая, сорящая деньгами без меры, и вторая без денег, но с барабаном, в который бьет для развлечения богачей и выманивает у них деньги.
Третья версия связана с военачальником Тоетоми Хидэеcи (1536-1598) – знаменитым объединителем Японии. В 1585 г. Он получил должность императорского регента и главного советника. Он передал ее по наследству своему приемному сыну Хидэцуги, а сам взял почетный титул отставного регента тайко, созвучный слову «барабан». Приближенные Хидэеcи, пытавшиеся угодить ему, постоянно обращались к нему «тайко». В японском языке «льстить» можно перевести как «моти агэру». В итоге, слово тайко и моти агэру объединились в одно слово – тайкомоти, что подразумевало льстеца.

В конце XIX в. сложилось два класса тайкомоти. Один назывался дзимаэ, а второй – какаэ. Члены дзимаэ работали индивидуально, а члены какаэ жили в домах своих покровителей в обмен на плату и помощь в приобретении новой одежды. Тайкомоти одевались в зависимости от моды. Отоко-гейша Ситико, в наши дни работающий и проживающий в Токио, носит хлопковый жилет и хакама – традиционные мешковатые брюки. На ногах надеты белые таби (особые носки с отделом для большого пальца) и традиционные японские сандалии. Прическа отоко-гейш тоже зависела от веяния времени. В начале XIX в. Была очень популярна прическа мамехонда: волосы оставались лишь на затылке и по линии висков, а на макушке заплеталась небольшая косичка. Экстравагантный внешний вид гейш-мужчин имел немаловажное значение в их работе, связанной с развлечением клиентов посредством шуток, танцев, пения и игры на музыкальных инструментах.

В арсенале тайкомоти также было большое количество грубых и пошлых шуток, которые считались постыдными в приличном обществе. Но только ими их репертуар не ограничивался. Тайкомоти забавляли своих клиентов такими играми как «конпира фунэ фунэ», связанная с выпивкой саке, и «тора-тора» – наподобие «камень, ножницы, бумага». Многие из отоко-гейш умели играть на сямисене. Они были хорошими певцами и танцорами. Английский исследователь Д. Беккер зафиксировал два танца тайкомоти. Первый из них – аси-одори (足踊り). Во время этого танца отоко-гейша ложился на спину, надевал на свои задранные вверх ноги костюм какого-либо животного, при этом всеми силами изображая его.

1044348-img_10

Вторым танцем был хадака-одори (裸躍り) – довольно пикантный танец, исполняемый обнаженным танцором. Нередко и сами гости в порыве азарта снимали с себя одежду и присоединялись к отоко-гейше.
Тайкомоти были востребованы на протяжении всего периода Токугава, но с каждым годом их количество неуклонно сокращалось. Если в 1770 г. Было 16 женщин-гейш и 31 хокан, то к 1800 г. Женщин было уже 143 против 45 тайкомоти. На сегодняшний день отоко-гейши почти исчезли. Во всей Японии их осталось только пять человек.
Тайкомоти внесли большой вклад в культуру японского города. Появившись как разрозненные шуты и увеселители, со временем они сложились в особый класс, услуги которого были очень востребованы среди городского сословия. Постепенно гейши-мужчины почти исчезли, уступив свое место женщинам-гейшам, которые стали одной из визитных карточек Японии в наши дни (c) Шиняк Д. В.