Архивы категории: гравюры юдзё

Парад ойран

Иллюстрация, изображающая парад ойран, из оригинального издания книги Джозефа де Беккера “Город без ночи, или история весёлого квартала Ёсивара” (De Becker, J. E., The nightless city, or, the “History of the Yoshiwara Yūkwaku”,1899)
источник: aoimevelho.blogspot.ru

Адская куртизанка

Эту даму звали Дзигоку-таю. Значение слова «таю» нам уже известно (куртизанка), а слово «дзигоку» в переводе означает «ад». Ее легко опознать по кимоно, расписанному сценами загробного судилища; либо свитой куртизанки являются скелеты, призраки, демоны преисподней. Так имя «Дзигоку» актуализировалось в изобразительном искусстве. Однако есть основания полагать, что эта (в буквальном смысле) красочная мифологизация – позднейшее переосмысление. Термин дзигоку применительно к юдзё означал женщину, работавшую индивидуально, не заключавшую контракт с владельцем «веселого дома». Возможно, именно такая женщина была прообразом куртизанки из легенды.
Дзигоку-таю состояла в поэтической переписке с одним из ярчайших представителей дзен-буддизма, настоятелем храма Дайтоку-дзи – Иккю Содзоном. Известно, что Иккю действительно проводил много времени в «веселых кварталах»; также сохранились его живописные и каллиграфические свитки, в том числе и предназначенные в подарок женщинам, однако имя Дзигоку-таю в этом контексте не упоминается.

Легенда о ней в общих чертах такова.
Однажды Иккю, по обыкновению, пришел в «веселый дом», где работала эта госпожа, и принялся плясать с другими куртизанками. Дзигоку-таю услышала звуки сямисена и кото, хлопки в ладоши, многоголосый смех. Она выглянула из-за ширмы, чтобы узнать, кто это так веселится. Но – о ужас! – она увидела знаменитого монаха, который отплясывал в окружении скелетов. Это так поразило куртизанку, что она стала ученицей Иккю и приблизилась к достижению Просветления.
Колоритнейшая пляска Иккю со скелетами является отсылкой к гораздо более древней легенде, относящейся к жизни Будды: когда царевич Сиддартха вознамерился покинуть дворец и стать аскетом, он прошел через комнату, где спали служанки, ­­– и ему показалось, что он на кладбище. В раннем буддизме женское тело – символ неотвратимой смерти и последующего перерождения; как видим, эта символика оставалась актуальной и спустя более чем две тысячи лет (с) А.Л. Баркова, “Человек”, 2012/3

Адская куртизанка работы Kunisada II.

Йошино Таю

10 апреля 1606 года в семье самурая Матсуда, жившего в Киото в районе Хигашияма, родилась девочка, которая получила имя Токуко (松田徳子). Казалось, девочку не ждало ничего особо интересного в жизни: домашнее образование, раннее замужество, как было положено в те годы, рождение какого-то количества детей и тихая смерть в кругу домашних. Как у многих тысяч других японок того времени.
Однако, судьба распорядилась по-своему…
Родители девочки умерли слишком рано, а прочих родственников она не интересовала. И Токуко Матсуда была продана в публичный дом в квартале Рокуджё-Мисуджи-мачи (六条三筋町), позже известном по всей Японии под названием “Cимабара”(嶋原).

В 7 лет Токуко стала “камуро” (禿) – ученицей и служанкой таю (太夫) – профессиональных и высококвалифицированных куртизанок. Девочка получила лучшее образование, возможное по тем временам для женщины. И показала незаурядные таланты во всех дисциплинах: танцы, чайная церемония, игра на музыкальных инструментах, икэбана, японская поэзия, каллиграфия. В 14 лет девушка была уже широко известна под именем “Йошино Таю” (吉野太夫) и ее популярности могли бы позавидовать многие поэты, художники и артисты не только того времени, но и наших дней.К вашему сведению, звание “таю” соответствовало по значению чиновнику 5го ранга при императорском дворе. Аналогичный ранг имели даймё – феодальные землевладельцы-самураи. И, как даймё, таю могли быть приглашены в императорский дворец пред светлые очи тенно – Императора Всея Японии. Однако ж, если от даймё император ничего особо хорошего не видал, кроме заговоров, войнушек и прочих гадостей, то таю развлекали потомка Богини Солнца поэзией, танцами и изысканной беседой. Может, и еще как, но про то история стыдливо умалчивает.

“Йошино Таю” на “Фестивале эпох” в Киото, фото Katie, flickr.com

Среди поклонников и клиентов Йошино Таю были известнейшие и состоятельнейшие люди начала 17го века. Девушка славилась не только своей изысканной красотой и грацией, но и как танцовщица, музыкант и поэт. Среди друзей Йошино был и буддийский монах Никкен (日乾 上人) – основатель секты Ничирен-шу (日蓮宗). Известно, что Йошино проводила много времени в беседах с многомудрым монахом и всячески спонсировала храм, им основанный – Джёшё-джи (常照寺). В частности, на деньги Йошино установлены центральные ворота храма, “Шу-мон” (朱門) , существующие и по сей день.

В возрасте 26 лет Йошино Таю была выкуплена наследником одной из богатейших купеческих семей Киото, Джоэки Хаия (灰屋 紹益), и стала его женой.
В последние годы Йошино проводила все больше времени в беседах с Никкеном.
Умерла она 7 октября 1643 года в возрасте 38 лет и была похоронена на территории храма Джёшё-джи.
Могила Йошино Таю все последующие сотни лет после ее смерти была местом паломничества для всех девушек, кто пытался повторить ее путь и достигнуть ее вершин. До сих пор образ Йошино Таю – один из символов красоты и образованности, сочетания ума и грации, женственности и мудрости (с) Е. Нисикава