Архивы категории: знаменитые гейши

Н. Гумилев “Сада-Якко”

В полутемном строгом зале
Пели скрипки, Вы плясали.
Группы бабочек и лилий
На шелку зеленоватом,
Как живые, говорили
С электрическим закатом,
И ложилась тень акаций
На полотна декораций.

Вы казались бонбоньеркой
Над изящной этажеркой,
И, как беленькие кошки,
Как играющие дети,
Ваши маленькие ножки
Трепетали на паркете,
И жуками золотыми
Нам сияло Ваше имя.

И когда Вы говорили,
Мы далекое любили,
Вы бросали в нас цветами
Незнакомого искусства,
Непонятными словами
Опьяняя наши чувства,
И мы верили, что солнце —
Только вымысел японца.

Гейша Оюки и Джордж Морган

«На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий гейша Оюки из Гиона вышла замуж за американского миллионера Джорджа Моргана. Он совершал кругосветное путешествие и в 1902 году посетил Киото, где увидел представление гейш-танцовщиц из Гиона «Мияки одори». Его внимание привлекла двадцатидвухлетняя Оюки. Американец целый месяц провел в Киото, посещая Оюки в чайном домике, куда он приходил каждый вечер с переводчиком. Наконец он предложил ей выйти за него замуж, она ответила отказом, но он все равно продолжал преследовать ее и повторять свое предложение.

Оюки в то время была влюблена в одного студента своего возраста, обещавшего на ней жениться по окончании университета. А пока молодой человек принимал от нее подарки и деньги, которые позволяли ему продолжать учебу. Он уговорил Оюки придержать при себе «американского дикаря», желая, по всей видимости, таким образом иметь доступ к его кошельку. Этот треугольник сохранялся, пока студент не получил свой диплом. Но день торжества, которого так ждала Оюки, обернулся для нее драмой: студент исчез, и Оюки осталась с разбитым сердцем. Она, видимо, почувствовала себя виноватой перед Джорджем Морганом, проявившим такую преданность и терпение, или решила отомстить вероломному студенту, так вскружившему ей голову. Короче говоря, она дала согласие.

Н. Гумилев “Японской артистке Сада-Якко”

Мы не ведаем распрей народов, повелительных ссор государей,
Я родился слагателем сказок, Вы — плясуньей, певицей, актрисой.
И в блистательном громе оркестра, в электрическом светлом пожаре
Я любил Ваш задумчивый остров, как он явлен был тёмной кулисой.

И пока Вы плясали и пели, поднимая кокетливо веер,
С каждым мигом во мне укреплялась золотая весёлая вера,
Что созвучна мечта моя с Вашей, что Вам также пленителен север,
Что Вам нравятся яркие взоры в напряжённых глубинах партера.

Удивительная гейша Масаки

В Гион Хигаси, одном из пяти ханамати Киото, в марте 2015 года дебютировала в качестве гейко-джиката Масаки (24 года), студентка женского университета Doushisha.
Масаки, способная сочетать академические занятия и строгое обучение, рассказывает о своих стараниях научиться играть на сямисэне: «Чтобы люди слушали мою игру, я должна была быть очень внимательной».

Ее настоящее имя Кодама Микако. Она родилась в Титибу (префектуре Сайтама), и заинтересовалась традиционной музыкой, участвуя в знаменитом Ночном фестивале храма Титибу (Титибу ёмацури), помогая тянуть роскошные повозки и играя на барабанах. Микако начала изучать сямисэн перед колледжем.
Шанс стать гейко появился у Микако осенью, когда она училась на первом курсе университета и подрабатывала в чайном домике-баре в Гион Хигаси. Внимательно следя за клиентами, она никогда не позволяла улыбкам погаснуть на их лицах. Она была очарована тем, как держит себя хозяйка чайного домика, опытная гейко Масами.

“Я хочу стать гейко,” призналась она Масами, когда осенью на третий год обучения в университете стала искать работу. В хаманами гейко обычно становятся, начиная обучение как майко, после окончания средней школы и посвящая себя обучению киотскому диалекту и обычаям ханамати. Выпускники университета являются редкостью, но Масами увидела, что Микако настроена решительно.
В апреле прошлого года Микако (Масаки) переехала из своей квартиры в отяя-окия Ман, как шикоми (ученица). В те дни, когда у нее не было лекций, она посвящала всю себя игре на сямисене и чайной церемонии.

Она приходит в учебную комнату раньше, чем ее сэмпай, чтобы подготовить сямисэн и дзабутон, хотя ее собственный урок игры идёт самым последним. Масаки не привыкла к киотскому диалекту и сидению в положении сэйдза, и временами ей хотелось уйти из-за строгого обучения, но она выдержала. “Прежде всего меня поддерживала мысль, что я могу стать хорошей гейко, как мои старшие сестры” говорит она.
Среди гейко, количество джиката (музыкантов) мало по сравнению с числом тачиката (танцоров). В крупнейшем из пяти ханамати, Гион Кобу, 10 лет назад 24 из 84 гейко были джиката; сегодня 18 из 67 гейко. В Гион Хигаси, из 10 гейко, которые были здесь в течение нескольких лет, только 3 джиката.

За восемь дней до окончания университета, 10 марта, Масаки провела свой миседаши (формальный дебют). “Хотя сейчас ответственное время для нее, чтобы выглядеть “профессионалом гостеприимства”, я надеюсь, что все больше людей будут стремиться стать джиката благодаря ее усилиям,” говорит Масами (перевод geiko.su), источник

источник фото