Архивы категории: книги юдзё

Колдовство в Ёсивара

Обитатели квартала Ёсивара — люди сильно суеверные и верящие в приметы, в частности, они старательно избегают всего, что может быть истолковано как дурное предзнаменование. Слово «тя» (чай) считается несчастливым, потому что оно есть во фразе о тя-о хику (букв.: «измельчение чая», но иносказательно относится к непопулярным женщинам и означает «быть не у дел»), почему всячески избегается не только куртизанками, но и гейшами. Куртизанки называли чай «агарибана» («цветок, тянущийся вверх»; подразумевался гость, поднимающийся по лестнице), или «ямабуки» (желтая роза) или же Удзи (топоним), потому что цвет заваренного чая напоминает цвет ямабуки, а также потому что Удзи (недалеко от Киото) является известным районом производства чая.

Гейши говорят о чае «одэбана» («чудесный, появляющийся цветок»), потому что это выражение передает идею их «выходов» и получения подарков (хана) от гостей. Считается, что сидение на лестнице может привести к уменьшению количества гостей. Если кошка или какая-то домашняя птица проходили через комнату, их тут же ловили и выносили вон в том же направлении, откуда они пришли, так как местные обитатели считали, что оставленное без внимания данное событие приведет к тому, что гости перестанут останавливаться в доме. В Ёсивара существует множество подобных суеверий и забавных ритуалов, призванных разрушить злые чары.
Ниже приведены некоторые магические ритуалы для привлечения гостей.

Гравюра “Сердечная тайна — кукла в полосатом кимоно”, художник Keisai Eisen

Приворот на гостя. Наиболее эффективным считается такой метод. Нужно воткнуть вертел для приготовления угря в стену и помолиться о приходе желанного гостя.

То же (другой способ). Сложить из бумаги лягушку, написать на ее спине имя гостя, проткнуть ее булавкой и спрятать в надежном месте. Желанный гость обязательно появится. После его прихода булавку необходимо вынуть, а лягушку бросить в реку.

Как узнать, появится ли ожидаемый гость. Вытащить из края полотенца нитку. Если это легко удается, гость скоро придет, если нитка рвется, он не появится.

Щедрые гости куртизанок

“В самую цветущую пору веселого квартала в городе Эдо один старый любезник, по имени Сакакура, дарил своим вниманием тайфу Титосэ. Она очень любила вино, а на закуску предпочитала всему соленых крабов, что водятся в реке Могами на востоке.
Сакакура велел одному художнику школы Кано написать золотой краской на маленьких скорлупках крабов герб с листьями бамбука. За каждую надпись он платил серебряную монету и круглый год посылал Титосэ крабов с такой надписью.

А в Киото один кутила, по имени Исико, полюбив гетеру Нокадзэ, посылал ей первой раньше всех новинки моды и всякие редкости. Он придумывал ей небывалые наряды, например покрасил ее осенние косодэ в «дозволенные цвета» и выжег на них круглые отверстия, чтобы сквозь них сквозила алая набивка. Что только он не изобретал для нее! Тратил на одно платье по три тысячи моммэ серебром.

И в Осаке тоже один человек, по прозвищу Нисан, купив на время гетеру Дэву из дома На-гасакия, решил потешить свою возлюбленную и развлечь веселых девиц с улицы Кюкэн, скучавших оттого, что у них по случаю осени было мало гостей.
В саду цвел куст хаги, днем роса на его ветках просыхала, так его обрызгивали водой, чтоб она блестела на кончиках листьев, точно капельки росы. Дэва была глубоко взволнована…
— Ах, если б под сенью этих цветов нашел убежище олень, стонущий в тоске по своей подруге… Я бы не устрашилась его рогов. Как бы мне хотелось на него поглядеть воочию!
— Что может быть легче! — воскликнул Нисан и приказал немедленно снести заднюю половину дома и посадить тысячу кустов хаги, так что сад обратился в цветущий луг. Всю ночь напролет жители гор в Тамбе ловили по его приказу оленей и ланей. На другое утро он показал их Дэве, а после дом был отстроен заново.”
Ихара Сайкаку “История любовных похождений одинокой женщины”

japangallery.ru

Юдзё на выходе

Интересно, что они (юдзё на выходе) никогда не возвращались назад тем же путем, каким выходили. Если процессия выходила из дома по правой стороне улицы, вернуться она должна по левой. По мере продвижения процессии владельцы чайных домов на ее пути выходили из своих заведений поприветствовать красавицу и предложить ей посидеть отдохнуть у них, но она лишь любезно улыбнется и продолжит путь, безмятежно покуривая свою изящную трубку.
Раньше юдзё специально отрабатывали манеру передвижения в процессии, и поэтому, несмотря на очень высокие сандалии, которые носили, неприятности случались редко. Споткнуться означало потерять лицо. Если юдзё случалось упасть перед чайным домом, обычай предписывал ей зайти туда и развлекать обитателей за свой счет (с) Д. де Бекер “Гейши. История, традиции, тайны”

Фото с Википедии

Камуро (девочки-служанки)

Камуро (или кабуро) назывались девочки-служанки при императорском дворе. Они отличались тем, что часть их головы была выбрита, оставляя одну длинную прядь. Девочки, прислуживавшие куртизанкам в старые времена, были одеты примерно так же, как дети-прислужники при дворе, и подстрижены в стиле кири-камуро. Их изображения часто встречаются на картинах укиёэ (реалистические картины) школ Тоса и Хисикава. Одежда для них, разработанная сантядзёро Миякодзи из Накаомия, шилась из отбеленного льна, на которую наносилось изображение сосны (вакамацу-но сомэ моё) или из набивного ситца.

Таю и косидзёро (классы куртизанок) имели право на двух или трех камуро соответственно, тогда как сантядзёро имели право только на одну. Такая система была создана для маркировки класса куртизанок. Одежда из ткани огиядзомэ считалась у камуро достаточно модной. В период Хоэй (1704—1711) сантядзёро из Симмати во время прогулки по кварталу сопровождали две камуро, что вызвало пересуды среди старейшин квартала, оскорбленных нарушением традиции. Вопрос уладили, когда Миякодзи объяснила, что одна из девочек-служанок, сопровождавших ее, принадлежала ее сестре, тоже куртизанке. Этот прецедент дал повод сантядзёро время от времени появляться на улице в сопровождении двух камуро, правда с оговоркой, что одна из девочек не является служанкой конкретной куртизанки.