Токсичные “Мемуары гейши”

Те, кто немного знаком с историей создания романа, могут удивится: “Неужели он действительно полон неточностей?” Ведь в основу сюжета “Мемуаров гейши” легло интервью, которые Артур Голден взял у Минэко Ивасаки – одной из самых знаменитых и успешных гейш второй половины 20 в. Её имя на странице с благодарностями автора послужило дополнительной “гарантией” достоверности описываемых событий для множества читателей по всему миру.

albino-phoenix.deviantart.com

Публикация “Мемуаров гейши” вызвала в Японии, особенно в кругах, связанных с индустрией гейш, скандал, и Минэко Ивасаки подала на Голдена в суд. Одним из оснований для иска послужил тот факт, что Ивасаки-сан дала Голдену интервью на условии строгой анонимности, однако Голден раскрыл инкогнито, указав её как основной источник информации для написания книги. Учитывая, что Голден позаимствовал немало эпизодов из биографии Минэко, а затем переделал их на свой лад, многие из знакомых Минэко узнавали в персонажах романа себя. Голден во многих случаях сместил акценты, выставляя людей, сыгравших в жизни Минэко только положительную роль, глупцами или злодеями, не говоря уже о более личных вещах: приятно ли было, скажем, настоящему “Председателю” узнать, что, оказывается, он состоял с Минэко в любовной связи?! Разумеется, люди пришли к выводу, что Голден описывает их так со слов Минэко.

Однако основной шквал критики обрушился на Минэко Ивасаки потому, что её имя оказалось связано с книгой, где гейши выставлены проститутками, и это в то время, когда сами гейши активно борются за очищение репутации своей профессии! Артур Голден (кстати, не владеющий японским языком и ни разу не посещавший вечеринок с настоящими гейшами) прямо заявил и в документальном фильме про гейш, и в одном из своих интервью: “Нельзя сказать, что гейши – не проститутки.” Роман “Мемуары гейши” написан Голденом именно с такой точки зрения. Учитывая мировой успех книги, репутации гейш, к сожалению, был нанесён большой удар.

Кимоно гейко

«Кимоно гейко – это произведение искусства, и я никогда не надела бы кимоно, которое не было бы совершенным. Все кимоно, надеваемые майко или гейко, единственны в своем роде. Некоторым из них дают названия, и это такие же драгоценности, как, например, картины. Именно поэтому я так отчетливо помню все, что я надевала.

Когда я активно работала, то заказывала новое кимоно каждую неделю и редко надевала одно более четырех раз. Я не знала, сколько кимоно у меня было, но думаю, что больше трех сотен. И каждое из них – не включая очень дорогие уборы, заказываемые к особым случаям, – стоило от пяти до семи тысяч долларов.

Стоило мне один раз появиться в новом наряде, как его тут же копировала какая-нибудь другая гейко или даже несколько. Я моментально его снимала и отдавала какой-нибудь «младшей сестре», если меня просили. С детства нас учили запоминать кимоно так, как и любое другое произведение искусства. Так что мы всегда знаем, если кто-то носит кимоно, у которого до этого была другая хозяйка. Это важный символ, говорящий о статусе внутри иерархии» (с) Минеко Ивасаки «Настоящие мемуары гейши»

На фото: гейко Тошикана (Комая окия) из Миягава-тё