Увеселительницы сирабёси

Задолго до гейш, еще одна разновидность этой профессии появилась на стыке эпох Хэйан и Камакура (XII век). Тогда страна переживала трудные времена, власть переходила от аристократии к воинскому сословию самураев. Юным отпрыскам обнищавших благородных фамилий не оставалось ничего иного, как собственными силами обеспечивать себе жизнь и пропитание. Высокообразованные девушки, бывшие аристократки, знакомые с музыкой, поэзией, изящными манерами, вынуждены были увеселять мужчин, развлекая мужские вечеринки. Таких девушек называли “сирабёси” (белый ритм) по названию старого танца, который женщины исполняли, переодевшись в мужские костюмы.

Традиционно сирабёси сильно белили лица и шею, брови рисовались высоко на лбу. Прическа была крайне простой: длинные (иногда до пят) волосы завязывались в низкий хвост.
Песни сирабёси в большой степени базировались на религиозных песнопениях. Они обычно были медленными и ритмичными, большую роль играли слова. Также они исполняли песни имаё. Аккомпанементом служили барабан и флейта.

Костюм сирабёси включал:
* шапку тате-эбоси
* красные хакама (чаще – нагабакама).
* суйкан (судя по иллюстрациям и фотографиям – чаще всего “цвета вишни” – белый на красной подкладке, смотрится розовым).
* меч
* веер kawahori

Их поддерживали влиятельные семьи, например, Фудживара и Таира. Нередко, они производили на свет знатных детей. Наиболее известными сирабёси, про которых до сих пор слагают легенды, были Леди Сидзука, любовница Минамото но Ёсицунэ (1159 – 1189), и Камагику, любовница-фаворитка отрекшегося от престола императора Го-Тоба (1189 – 1239) (источник: heian-rpg.narod.ru)

На фото: майко Канока (Гион-хигаси) в роли Леди Сидзуки на фестивале Дзидай мацури (Праздник эпох), фото: CLF, Flickr

Парад ойран

Иллюстрация, изображающая парад ойран, из оригинального издания книги Джозефа де Беккера “Город без ночи, или история весёлого квартала Ёсивара” (De Becker, J. E., The nightless city, or, the “History of the Yoshiwara Yūkwaku”,1899)
источник: aoimevelho.blogspot.ru

Адская куртизанка

Эту даму звали Дзигоку-таю. Значение слова «таю» нам уже известно (куртизанка), а слово «дзигоку» в переводе означает «ад». Ее легко опознать по кимоно, расписанному сценами загробного судилища; либо свитой куртизанки являются скелеты, призраки, демоны преисподней. Так имя «Дзигоку» актуализировалось в изобразительном искусстве. Однако есть основания полагать, что эта (в буквальном смысле) красочная мифологизация – позднейшее переосмысление. Термин дзигоку применительно к юдзё означал женщину, работавшую индивидуально, не заключавшую контракт с владельцем «веселого дома». Возможно, именно такая женщина была прообразом куртизанки из легенды.
Дзигоку-таю состояла в поэтической переписке с одним из ярчайших представителей дзен-буддизма, настоятелем храма Дайтоку-дзи – Иккю Содзоном. Известно, что Иккю действительно проводил много времени в «веселых кварталах»; также сохранились его живописные и каллиграфические свитки, в том числе и предназначенные в подарок женщинам, однако имя Дзигоку-таю в этом контексте не упоминается.

Легенда о ней в общих чертах такова.
Однажды Иккю, по обыкновению, пришел в «веселый дом», где работала эта госпожа, и принялся плясать с другими куртизанками. Дзигоку-таю услышала звуки сямисена и кото, хлопки в ладоши, многоголосый смех. Она выглянула из-за ширмы, чтобы узнать, кто это так веселится. Но – о ужас! – она увидела знаменитого монаха, который отплясывал в окружении скелетов. Это так поразило куртизанку, что она стала ученицей Иккю и приблизилась к достижению Просветления.
Колоритнейшая пляска Иккю со скелетами является отсылкой к гораздо более древней легенде, относящейся к жизни Будды: когда царевич Сиддартха вознамерился покинуть дворец и стать аскетом, он прошел через комнату, где спали служанки, ­­– и ему показалось, что он на кладбище. В раннем буддизме женское тело – символ неотвратимой смерти и последующего перерождения; как видим, эта символика оставалась актуальной и спустя более чем две тысячи лет (с) А.Л. Баркова, “Человек”, 2012/3

Адская куртизанка работы Kunisada II.