Кимоно гейши

Любой национальный костюм так или иначе отражает особенности материальной и культурной жизни народа, в том числе и национальный характер.
Одежда гейш
стоит особняком. Вообще, гейши это как бы последний оплот, хранители традиций кимоно и единственные кто носит кимоно и на работе, и просто так в быту. Поскольку гейши создания особенные, то и их одежда являет собой странную смесь разных признаков. В принципе, наряд майко (обучающаяся гейша) похож на фурисоде юной девушки. У него тоже длинные до пола рукава, яркие цвета с рисунком по всему полю, что подчеркивает молодость. Вырез ворота запахнут высоко у шеи, шарф сильно выглядывает из-под оби, шнур завязан чуть выше середины. Зато сзади ворот опущен почти до начала лопаток (что есть сексуально по их понятиям). Также майко носят только полную версию оби — мару оби с очень большим узлом.

Сезонность. Это очень интересный аспект ношения кимоно. Тут все тоже очень сложно, но если вкратце, то ношение кимоно по сезонам не только отражает нужды погоды, но и имеет эстетический смысл. Каждому сезону соответствует своя ткань и свои рисунки. Все кимоно делятся на простые (хитое) и с подкладкой (авазе). Хитое носят с июня по сентябрь, в остальное время – авазе. Раньше даже была особая церемония коромогае — смены гардероба, когда убирались одежки одного сезона и доставались другие.

Веер на волнах

Давным-давно – где-то в середине 14го века – жил в Японии славный вояка, Ашикага Такауджи. По словам близко знавшего его великого учителя Мусо Сосэки, Ашикага Такауджи обладал тремя качествами, которые привлекали к нему друзей и страшили врагов.

Во-первых, он всегда хранил хладнокровие в бою и не боялся смерти.
Во-вторых, он был милосерден и терпим.
В-третьих, он был щедр к тем, кто ниже его.
Одним словом, истинный самурай.

Великий воин был и великим строителем. Пусть и не своими собственными руками, но Ашикага Такауджи воздвиг в Киото храм Тэнрю-джи, до сих пор почитающийся как один из великолепнейших и крупнейших храмов Старой Столицы. Великий воин и великий строитель был и поэтом. Однажды Такауджи со свитой направлялся в новопостроенный храм Тэнрю-джи. И на мосту через реку Оои-гава мальчик-паж Ашикаги уронил в воду раскрытый веер.
Ашикага Такауджи остановился на мосту, пораженный красотой плывущего по волнам веера. Вероятно, как было принято у великих воинов и поэтов, сёгун сочинил и соответствующую случаю поэму. Но время не сохранило ее. Зато сохранило обычай запускать в реку веера, как красивое подношение богам.